jewish dragon
Alea jacta est. Юлий Цезарь 44 г. до н.э. (Жребий брошен)
Сразу хотел бы вас предупредить, что в этих историях много авторской выдумки. Я Знаю там где были мои ошибки, там где необходимость, где правда и где выдумка. Если есть какие то вопросы, то задавайте их в комментариях. Сразу предупреждаю, что все давно пройдено и пережито. Оправдываться нет никого желания, это мое прошлое и мои ошибки. ЭТО 2004 ГОД!
Когда родилась моя ненависть к некоторым окружающим? Могло ли в какой-то момент всё пойти по-другому? –cпрашивала я себя уже не в первый раз и сама же вот как отвечала:

- Могло! Если бы ты не настраивала себя против этих людей, ещё даже не будучи с ними знакомой. Помнишь свою фразу, когда свекровь сказала, что вам с мужем придется какое-то время пожить в коммунальной квартире? Ты, как дикая кошка, вытаращила глаза, стала бегать из угла в угол и орать, что никогда не будешь жить в одной квартире с чужими людьми! С какими-то убогими и заразными уродами! Заранее их ненавижу! Ненавижу! – вот что ты сказала.

* * *

Так сильно, как к этой 2-комнатной квартире в городе Зеленограде, я ещё не привязывалась ни разу, где только не жила. Разве что только к даче в подмосковном городе Дедовске. И вот, настолько полюбившуюся квартиру нам скоро придется покинуть. Нет, я всегда это знала, но не думала, что перееду отсюда в… дыру!

За столом мы сидели втроем – я, свекровь Светлана Юрьевна и Цыпа, сестра моего мужа. Тогда и была утверждена неприятная новость о нашем переезде в коммуналку. В последние несколько лет жизнь преподносила мне всякие сюрпризы, и я уже перестала удивляться многому происходящему, но никогда не думала, что на мою бедную голову свалится ещё и переезд в коммуналку! Поэтому я рвала и метала.

- Да вы что? Как можно так опуститься? Жить в коммунальной квартире с какими-то соседишками?! Которые, как тараканы, будут бегать по коридору, гадить в твой сортир и мыться в твоей ванной?!! Ну нет! Это невозможно!

- Но, Силя, а как же я? - говорила Светлана Юрьевна. - Я много лет жила в коммуналке, да ещё с 2 детьми!

Но как я могла объяснить, что с моим упрямым характером, эгоизмом, разными страхами и неподготовленностью к трудностям такого рода просто нельзя ТАМ жить! Ведь у меня и в мыслях не было оказаться в таком месте, в кошмарах не снилось! Как это так, я, Сильвия Мендес, всегда такая непокорная и упрямая, позволю засунуть себя в коммуналку? Ведь там моя жизнь превратится в ад! Как я тогда была права. Прямо в воду глядела. Да может тут и не надо особого ума: с моим характером трудно ужиться с людьми. Или это были просто люди не те? Ведь есть же масса народа, с которым мне легко найти общий язык. А если бы я постаралась, возможно, и с этими мы бы жили неплохо. Но какое там!

Итак, любимая 2-комнатная квартира в Зеленограде была продана. Однажды было принято решение отвезти в нашу комнату в коммуналке часть вещей и заодно показать её мне. Когда я вошла в подъезд, то чуть было не упала в обморок - настолько ужасным он мне показался! Старый 5-этажный дом с ободранными стенами и распахнутыми настежь почтовыми ящиками, нет ни лифта, ни мусоропровода. Когда в самой квартире я посмотрела «места общего пользования», то пришла в ужас: драные обои столетней давности, высоченные потолки, обшарпанные стены в ванной, грязная кухня. Тут вышел какой-то мужик в полосатых трусах и направился в ванную. Я не переставала вслух ужасаться. А что было с комнатой, в которой мы должны были жить! Она была грязной, ужасной! В принципе, её можно было привести в порядок, но работы тут было явно не на один день!

И вот, самое страшное уже случилось. Мы переехали. Убрались. Я с каждым днём старалась придать этой довольно просторной комнате более или менее приличный вид. Получилось. В комнате можно было жить, так как всё необходимое в ней имелось: мебель, телефон, телевизор, видеомагнитофон, 2 кассетных магнитофона, радио, холодильник, чайник и т.п. Но, к сожалению, имелись ещё и соседи. Поначалу мы не ругались, даже общались по некоторым вопросам. Состав соседей был таков: мужик лет 40, Гена, каждые 2 недели улетающий в командировки, его сын Женя лет 18, Наташа - жена Гены, работающая где-то в торговле, по графику 2 через 2 и её сын Миша 9 лет, школьник. Общих детей у них не было.

Даже не знаю, нравились мне когда-либо эти люди… Вроде бы что-то приятное в общении с ними улавливалось, но часто от их присутствия появлялось только раздражение, и это раздражение пересиливало симпатию. Они мне мешали. Неохота было лишний раз выходить из комнаты, сталкиваться с кем-то из них, здороваться. Пытаться найти с ними общий язык я даже не старалась. Меня всё время напрягало, что эта Наташка без конца ходит на кухню, треплется по своему радиотелефону, её громкий голос уже в печёнках сидел. Светлана Юрьевна как-то назвала её базарной бабой, и с каждым днем я всё больше в этом убеждалась. Что-то в ней было то ли от поселковой девицы, то ли от рыночной торговки. Красотой она не блистала, внешность так себе, средней паршивости. Порой я спрашивала себя: могли бы мы стать подругами? Ведь не всегда она была мне противна. Я ведь знала, что если подружусь с соседями, мне будет гораздо легче жить. Не я ли утверждала, что иногда чужие люди бывают ближе, чем свои? Да, вот именно, ИНОГДА. Соседи тоже не торопились сближаться, так, подходили мы друг к другу только по мере необходимости.

Давно замечено - вроде бы познакомишься с людьми где-нибудь, и они тебе не нравятся или оставляют впечатление «так себе», ничего особенного. Но вдруг случается поговорить с ними за жизнь и надо же, думается, а он(а) ничего! Но с соседями не случилось найти связующую нить. Не судьба.

Мой муж, человек неконфликтный, контактный, общался с ними гораздо больше, чем я, впоследствии ему это принесло некоторую пользу. Но не считаю что очень большую. Друзьями они всё равно не стали, да и добрыми соседями тоже.

Наступило время, когда я просто ненавидела, что он разговаривает с ними. Понимала, что это глупо, но ничего не могла поделать.

Неприятности начались примерно через месяц после того, как мы туда переехали. Я была дома одна, занималась делами и томилась от присутствия в квартире соседей: этой Наташки и её мужика, которые всё время шатались из коридора в кухню. Невозможно было описать насколько они мне опротивели.… Тут раздался стук в дверь (надо заметить, эта Наталья часто к нам стучалась и это надоедало, да и вообще я была спокойна только тогда, когда дверь в комнату запиралась на ключ).

Дверь я открыла и услышала следующее:

- Красавица, ты когда свои штаны из ванной уберёшь?

Вот это, честно говоря, напрягает. Где хочу там и кладу свои штаны, это и моя квартира тоже. С меня хватило жизни в отчем доме, когда мама третировала меня подобным: не клади здесь, клади там, не ходи сюда, ходи туда, везде ей чудилась грязь, когда на самом деле в доме была идеальная чистота, в квартирах знакомых я такого, как у нас, не видела, где только не была!

Никто даже представить не мог, насколько мне было тяжело жить в отчем доме. Приходишь к себе домой, а тобой начинают командовать, указывать, говорить неприятные вещи, которые понижают самооценку, никогда не похвалят, всё только критика да критика. Постоянные конфликты, во всех домашних ссорах делают виноватой меня, мама любила рассказывать обо мне всякие обидные вещи по телефону своим подружкам и родственникам. Это настолько бесило, что хотелось волком выть. Станешь возражать и что-то доказывать так на тебя начинают либо орать, либо попросту не хотят понять. Вот уже много лет я говорю маме, что мне не нравится своё паспортное имя Таня, и я хочу его поменять на Сильвию. В конце концов, я уже 10 лет ношу 2 имени, одно из которых люто ненавижу. Я уже совершеннолетняя и имею право поменять имя, потому что на то есть глубокие основания. Это не простой детский каприз или упрямство – это сформированное зрелое решение.

Всю сознательную жизнь я терпеть не могу имя Таня, оно на самом деле режет мой слух и заставляет испытывать неприятные эмоции. Я понимаю, что не имя красит человека, а наоборот, но что я могу поделать… Имя для меня как музыка. Мне нравится «Modern Talking», а Мэрилин Мэнсона я ненавижу. Всё так просто, казалось бы, но маме этого не понять. Мне она заявила: «Поменяешь имя, я от тебя отрекаюсь, можешь забыть о моём существовании!»
Ну и?.. Мне это надо?

Когда 2 года назад я встретила Кошака, то вышла за него замуж, почти не раздумывая. Поняла только, что он влюблён в меня, добрый, не пьющий, верный, работой не брезгует. Через 2 месяца после знакомства мы поженились. Вот так сильно мне хотелось заиметь семью, где будут прислушиваться к моему мнению и называть только Сильвией. Никак не иначе. Эти 2 года, которые я прожила, будучи замужем, были нелёгкими, но возвращаться домой не хочу, так как там чувствовать себя самостоятельной и полновластной хозяйкой я никогда не смогу.

А соседке я сказала:

- А чем они тебе мешают? Пусть лежат. Они же около моей машинки, а не на вашей территории.

- Нет, ну ты что считаешь это правильным, когда они здесь валяются? Да и вообще, вы уже месяц здесь живёте и не убираетесь. Плиту ты не моешь, раковину не моешь, туалет не чистишь! – начала она повышать голос.

- Я раковину мыла и пол тоже! Да и вообще, можно составить график дежурств, кто когда убирается и споров не будет.

- Не нужен мне никакой график! Когда у меня есть время, тогда я и мою, - завершила разговор Наташка и удалилась в свою комнату.

«Отлично, - думаю. – Тогда у меня вообще времени не будет чистить места общего пользования. Как хотите!» Я, честно говоря, понимала, что раз мы здесь живём, то должны убираться, да и не думала отказываться. Но мне что-то мешало. Если бы мы жили здесь одни, я бы убиралась. Но присутствие соседей меня угнетало, я не хотела убираться при них. Нет, это не для меня. Да и вообще, эта Наташка живет здесь давно, так сказать, опытная «хранительница коммунального очага».

Могла бы постучаться в комнату и предложить вместе убраться. Я бы что, отказалась? Да наоборот, вместе веселее. Или просто мирно рассказала бы о том, как часто вообще они тут убираются и тактично напомнила о том, что нам пора приступать к уборке столько-то раз в неделю/месяц. Так нет же! Ей надо было поорать, посеять негатив в душе, породить гнев и протест, а потом спокойно удалиться к себе в комнату!

Ну нет, так дело не пойдёт. А муженёк этой Натальи капитально подпортил всё! Этим же вечером он позвонил свекрови и начал на нас жаловаться! Просто внезапно, не поговорив мирно со мной или мужем. Я в своей комнате включила громкоговоритель на телефоне и стала подслушивать их разговор, так как просекла, что неспроста этот Гена захотел поговорить со Светланой Юрьевной. “Вы знаете, - докладывал ей этот гад. – Они такие свиньи! Ничего за собой не моют, не убирают, в ванной уже неделю валяются её грязные трусы, я устал о них спотыкаться! Если так дело пойдет, я вообще её домой не пущу!”

Моему возмущению не было предела. Больше всего меня поразило, где это в ванной лежат мои трусы, о которые его угораздило споткнуться! Да как он смеет! Мои трусы висят на батарее и никого не трогают! Я имею право класть вещи туда, где моя территория. Я же им не говорю где хранить их грязное бельё и другие вещи. Это их дело. Вот и мне пускай не указывают! Этот мужик меня просто довёл до ненависти. Жалкий трус, клеветник! Вместо того, чтобы поговорить о том, что его не устраивает, как-то решить проблему мирным путем, он жалуется матери моего мужа, как будто она нас заставит делать то, что хотят соседи!. И ещё нагло грозится не впустить меня в дом. В мою-то комнату! “Ну всё, мужик, - думаю. - Ты нарвался! Я объявляю тебе войну!”

С этого дня я вообще перестала с ними здороваться. Пошли они все… Просто не буду их замечать и стану радоваться моментам, когда их нет. Я временно не работала, поэтому достаточное количество времени проводила дома. Это муж приходил с работы поздно, с соседями поболтает немного (причем инициатива исходила, в основном, от него), со мной посидит и спать. Его наши конфликты нервировали, он любил, когда всё тихо, спокойно. Да я тоже это люблю, но вот разница между нами с мужем в том, что я обид не прощаю, а он их спокойно “кушает”! Причем от кого угодно.

Как-то к нам по делам или в гости (уже не помню точно) приехала свекровь. Когда она собралась уезжать, мы вышли в общий корридор проводить её и тут пришла эта Наташка. Язвительным тоном она сказала:

- Ваши детки тут по-прежнему не убираются!

Светлана Юрьевна ей что-то ответила, но женщина продолжала ворчать. К тому времени мы договорились с мужем, что я не убираюсь за пределами своей комнаты.

- Кошак! – сказала я ему как-то раз (Кошак – это прозвище мужа, прочно к нему прикрепившееся). – Я не буду убирать общую территорию вообще, потому что зла на соседей. Давай это будешь делать ты, а я стану мыть всю нашу комнату.

Согласиться он согласился, но не очень-то прикасался к тряпке. Таким образом, после того, как я отказалась убирать места общего пользования, полы были вымыты Кошаком всего пару раз да и то, когда соседей не было дома и они ничего не видели.

Поэтому эта “дама” и выражала возмущение Светлане Юрьевне. Какими-то словами она меня задела и я, чтоб позлить соседушку, сказала следующее:

- Да зачем тут вообще убираться? Я понимаю, было бы где порядок поддерживать! Вы тут столько времени одни жили, могли бы хоть стены в должный вид привести, обои поклеить; как можно вообще жить в таком убожестве? Сюда из комнаты выйти противно!

- Ты ср*** в туалет ходишь? А убирать кто будет? Ты здесь живёшь! И зачем мне какая-то “косметика” на стенах? – разоралась она.

- А зачем тебе чистый пол тогда? – говорю. – Если уж живёте в за**пе, значит привыкли к грязи.

Она стала орать и употребила своё любимое выражение “ну если мозгов у человека нет…”. Сколько я здесь жила, это выражение слышала от неё уже не раз, что начинало раздражать. Хоть бы что новенькое придумала…

Однажды, ещё до этой стычки, к нам должны были прийти работники чинить газовые трубы и кто-то должен был остаться дома. Накануне дежурила она, а теперь должен был кто-то из нас. Я к тому времени устроилась на работу и 2 раза в неделю ездила в Зеленоград по делам службы.

В этот день мне как раз надо было ехать на работу, и я не собиралась отпрашиваться, деньги терять - и так всего 2 раза в неделю вызывают!

Утром я провожала мужа на работу и сама потихоньку собиралась. Кошак мне и говорит, мол, Сильвия, может, ты останешься дома, позвонишь начальству и скажешь, что не выйдешь сегодня. Меня это взбесило и я говорю: «Ну вот ещё! Самому-то слабо отпроситься? У меня сегодня куча работы будет!» Кошак стал говорить, что у него работа важнее, чем моя, поэтому ему сложнее отпроситься. И тут эта Наташка встревает:

- Андрей, ну не порти настроение с утра, нет у человека мозгов и ладно!

Кто бы знал, как хотелось мне дать этой дуре в морду! А заодно и мужу, который просил меня остаться дома, заявив, что его работа, видите ли, важнее! Да мне всё равно, я пойду туда из принципа. Я же ни виновата, что у этой Наташки вчера был выходной день, а я почему-то должна отпрашиваться.

В общем, подобные мелкие стычки и рождали внутри меня сильнейшую ненависть к этим людям. Что к этому мужику (иначе, как «этот мужик», Гену я не называла), что к этой Наташке, и даже вечно угрюмый и молчаливый сын мужика – Женя и тот не вызывал симпатии. Хотя ему надо отдать должное в том, что он никогда не третировал нас, и мы, в свою очередь, никогда не предъявляли упрёков к нему. Если бы его отец и мачеха вели себя соответствующе, то не было бы никаких проблем! Но они, видимо, не представляли себе жизни без скандалов. Взять хотя бы эту Наташку. Она как ненормальная орала на своего сына Мишку, а порой даже била его ремнем. И чем сильнее он плакал, тем сильнее она его била. Мне порой казалось, что она имеет серьёзные проблемы с нервами и получает разрядку от избиения собственного ребенка.

Как всё это давило на меня, и я мечтала уехать отсюда. Но когда это ещё будет? Отдельная квартира, без соседей, стала мечтой. Я понимала то, что самой на квартиру мне даже через 10 лет не заработать. Для того чтобы купить квартиру нужно либо заниматься какой-нибудь криминальной деятельностью, либо открыть своё дело. Ни на то, ни на другое шансов не предвиделось. Разве только ждать наследства. Да и то, как этого можно ждать? Ждать смерти родителей? Ну, это надо быть полным ничтожеством. Пока не было никакого выхода. Я была просто подавлена. Как жить, если тебе не нравится этот район, этот дом и самое главное, эти соседи? Как тут можно стать счастливой? Да, были моменты, когда мне нравилось бывать дома, но это такая редкость… Я была счастлива, когда проводила время вне дома, у кого-нибудь из подруг, друзей или просто на улице. Мне не хотелось возвращаться в эту комнату в Останкино, пересекаться с соседями и любоваться на вид из окна дома: ничего кроме заводов, далёкой башни и проезжей части там не было.

Ещё я много думала о будущем, что мне обычно не свойственно. Ведь когда-нибудь придётся завести ребёнка. Здесь я НИКОГДА не решусь родить, лучше уж останусь бездетной. Но я не позволю, чтобы мой ребенок жил в коммуналке с такими убогими соседями и видел эти постоянные ссоры. И потом я просто не рожу здорового ребенка, находясь в постоянном стрессе от пребывания в доме чужих людей. А сколько раз я ссорилась из-за них с мужем! Меня пожирала ненависть, от которой я не могла избавиться. А Кошаку это чувство, по-моему, недоступно, вот он и не особо разделял моего бешенства. «Да, мне тоже не нравится жить с соседями, - говорил он, - но что поделаешь, надо терпеть, если нет другого выхода». Тоже мне, мудрец нашелся. Придет, поест, и спать ляжет! А я целый день вижу эти неприятные мне лица.

Однажды я очень громко включила музыку, 23:00 ещё не было. Так эта злобная женщина вырубила в нашей комнате пробки! Я была очень рассержена, даже пропало желание слушать магнитофон дальше.

Мне захотелось сделать ей что-нибудь гадкое, но я не знала, что можно такого придумать, более эффективного. Самое интересное, что да, я мстила, но мне хотелось ещё и ещё, потому что моя месть особого вреда не приносила. Мы с Кошаком таскали продукты у них из холодильника (наш стоял в комнате), использовали их моющие средства, зубную пасту и шампунь, но они ничего не замечали. Они думали только, как бы продемонстрировать свои хозяйские замашки, показать, что они тут главные! Я мыла посуду и оставляла свою губку в углу раковины. Так они ходили и ныли, чтобы мы её там не держали, а прибили полку и клали губку на неё. Всю жизнь у меня губки для мытья посуды лежали в раковине! Зачем мне указывать, где хранить вещи, ума не приложу!

Та же история с мылом. Мыльница всегда лежала на раковине и никому не мешала. Так они что делали: брали мыло и откидывали его на нашу стиральную машинку, тем самым, сбивая стоящие на ней ванные принадлежности в разные стороны. Говорили, что на мыло капает вода и пачкает раковину. Нет, это ведь надо додуматься! Ни разу не видела, чтобы она таким образом испачкалась, ведь чего-чего, а раковину я мою. Ну, мерзавцы! Я не собиралась выполнять их дурацкие требования и клала свои вещи как обычно, поэтому часто находила своё мыло, закинутое в грязное бельё или на полу за машинкой.

Меня охватывала невероятная злоба, и я реально хотела, чтобы они умерли. А пока тоже отвечала мелкими гадостями - вытирала грязь об их полотенца, закидывала куда-нибудь их шампуни, нарочно не мыла полы и т.п. Нет, ну зачем ко мне лезть, указывать? Я же им не советую где оставлять вещи. Это их дело, а территория общая. Так что командовать им никто не позволял. А если они и продолжали это делать, то сами же добивались неприятностей.

Как-то снова нашла своё мыло всё в грязи, закинутое в угол. Я его достала, положила на раковину и крупными буквами выцарапала на нём надпись, адресованную мужику: «ГАД». Больше мы этого мыла не видели. Кошак спросил у соседа, где оно, а мужик ответил следующее: «Я его в форточку выбросил!» Видимо, надпись подействовала. Ну-ну. Так что мы взяли новый кусок мыла из соседской пачки и положили его на обычное место. На раковину. Наверное, они были в ярости на нас. А мужик пожирал меня злобным взглядом всякий раз, когда проходил мимо, но молчал. Слава богу, хоть на это ума хватало.

Одним из удобств в нашей комнате был говорящий телефон с определителем. Я слышала номер и не подходила к телефону, если звонили не нам. Это было очень удобно. Тем более что соседям по сто раз в день звонил один и тот же абонент. Его номер я уже наизусть выучила. Если бы не было определителя, я так и бегала бы к каждому звонку. Но соседи давно имели претензии к АОНу. Вроде, когда начинает включаться определитель, у них в комнате перестает звонить телефон, и они часто его не слышат.

Однажды вечером мужик в общем коридоре начал разговор с Кошаком по поводу того, чтобы мы сняли АОН, потому что они за него переплачивают. Когда звонят домой с мобильного, и никто не подходит, то из-за АОНа у них снимают деньги. Ещё мужик жаловался, что когда он звонит домой с командировки со спутника, то тоже переплачивает. Причем говорил с Кошаком таким тоном, будто тот ему что-то обязан. Кошак предлагал какие-то компромиссы, но мужик холодным тоном заявил, что лучше бы вообще этот телефон убрали. Меня всё это взбесило до слёз. Из-за этих поганых соседей лишаться последнего удобства? Я вышла, и сказала, что ни за что не сниму определитель.

- Насчет того, что вы не слышите свой телефон, когда включается определитель, я могу сказать одно: вы всегда берете трубку раньше меня, так что какие тут проблемы? А то, что вы с мобильного звоните, и у вас за это копейки снимают, это не мои заботы! Почему мы должны страдать? Звоните друг другу на мобильный и всё.
- А тебя не спрашивают! – только и сказал мне мужик на это. – Твоё место вообще в углу, вот и сиди там.
- Ты что себе позволяешь? – Вступился Кошак, но я его перебила:
- Да ну? Если моё место в углу, то ваше - на параше!

Не успел мужик переварить мои слова, как выбежала Наташка и заорала:

- Да ты вообще хамка, толчок не моешь, одна я его чищу, поэтому ты права голоса здесь не имеешь!
- В первый раз слышу, чтоб мытьё толчков давало кому-то право голоса! – говорю.

Пока они там визжали, я захлопнула дверь и, вздохнув, села на кресло. Меня трясло от бессилия, ненависти, и я заплакала. «Как я вас всех ненавижу, твари! хоть бы вы умерли! Я даже телефоном своим не могу нормально пользоваться!» Было бы в моих силах, я бы их уничтожила. Но я совсем одна. Что я могу сделать кроме мелких пакостей? Мужу соседи были неприятны, но ненавистью он не болел. Он мог стащить у них что-нибудь из еды, вытереть грязь об их полотенце и т.п. Но навязчивой идеи мстить им постоянно у него не было. Мы всё время ссорились из-за того, что я просто сгорала от ненависти и постоянно говорила, что ненавижу этот дом, этот район и проклятых соседей. Ему надоедало постоянно про это слушать, и он взрывался, а я устраивала истерики из-за того, что он не понимал меня так, как мне хотелось и не говорил того, что я желала услышать. Мне нужна была поддержка. Хотелось, чтобы он ненавидел их так же, как я и боролся вместе со мной за восстановление справедливости. Ему ведь, по сути, не нужен был АОН, так как звонили в основном только мне. Кошак, конечно, пообещал, что оставит аппарат, но я всё равно чувствовала себя незащищенной и неспокойной, потому что не чувствовала достойной поддержки и защиты.

Муж в принципе хорошо ко мне относился, не обижал, но были в нем отрицательные качества, которые я не переваривала. Это необязательность и трусоватость. Он мог пообещать что-нибудь и забыть. И ещё я чувствовала, что есть в нем трусость, не раз видела страх в его глазах. Он был слаб духом и не слишком хорошо умел давать отпор ни силой, ни словом. Как же это досадно! Даже я могла дать отпор, если не физически, то морально. Кошак не вызывал у меня большого уважения, но почему-то я была очень привязана к нему. Ревновала и боялась, что он куда-нибудь денется, а я останусь одна. Мы часто ссорились и не только из-за соседей. Было много поводов, в том числе и бытовые проблемы и моя ревность. Я хотела, чтобы он приходил раньше, а он этого не делал, работал часов до 9, а то и позже.

Я очень страдала, скандалила, а он не понимал, почему я так нервничаю. Было тяжело, порой я думала, что семейная жизнь мне вредна, так как я не умею нормально реагировать на некоторые обычные вещи, всё время паникую раньше времени. Да, единственное достоинство такой жизни в том, что я забыла слово «скука»… Но когда-нибудь из-за подобного «веселья» я рисковала заиметь серьезные проблемы со здоровьем, ведь неприятные истории не заставляли себя долго ждать.

Как-то раз я пришла домой, поела, и решила помыть посуду. Кстати, у соседей хватало ума решать, когда нам пора её мыть. Я тогда была в ванной и вдруг слышу голос мужика: «Скажи ей, Наташ, чтоб посуду вымыла, сколько можно!» Следом её вопль: «Не буду я ничего говорить, у неё самой мозги должны быть, а если нет, так что я сделаю!» Спрашивается, какое его собачье дело, когда я буду мыть СОБСТВЕННУЮ посуду, которая стоит на МОЁМ столе и никому не мешает?! Ну, так вот, взялась я, значит, посуду мыть, гляжу, а губки нет. Странно, думаю, куда она делась? Потом вдруг смотрю, а она в помойном ведре валяется! А-а, думаю, соседушка постаралась! Ну, собака, ну, тварь! Взяла я их губку и тоже зашвырнула в их помойку. Через некоторое время зашла на кухню за чем-то и тут вбегает Наташка - глаза бешеные, в очках, губы синие, тонкие, лицо перекошенное от злобы и кричит на весь дом:

-Слушай, ты, недоделанная, ещё раз тронешь мои вещи, я тебя в окно выкину!

Я смотрю на неё как на тупую и говорю:

- Ты совсем из ума выжила? По-моему это ты трогаешь мои вещи первая и указываешь где что хранить!
- Я тебе сто раз говорила, не клади свою губку в раковину! – заверещала она.
- Даже не надейся, что я тут твои команды выполнять буду, ненормальная!
- Ты так со своей мамой разговаривай, малолетка несчастная!
- Уж маму я пожалею, а тебя, дуру старую, щадить не собираюсь!

Тут её вообще переклинило, и она понесла, мол, ты такая сякая, тебя на заднем капоте автомобиля сделали!

- Да пошла ты! – говорю. – Проститутка престарелая.
- Сама проститутка! – заорала она и, хлопая дверьми, понеслась к себе в комнату.

Да, таких идиоток ещё поискать – одно радует. С этой бабой мы стали злейшими врагами, хотя я с ней не ссорилась.

Мне вообще не свойственно было придираться к чужим людям, тем более к соседям в коммуналке, где на общей территории никто не имеет права навязывать свои порядки. По-моему всё просто, надо составить график, убираться по очереди и не придираться друг к другу по мелочам, где класть мыло или губку. Тогда и ненависти бы не было. Многие родственники советовали мне повесить график дежурств и убираться по графику. Но я не буду его вешать, если соседи не хотят! Это должно быть мирно принятое согласованное решение. Но никак не иначе, так как конфликты не прекратятся.

Наташка решила, что я обидела её и не разговаривала со мной. Кошаку она сказала: «Андрей, я буду общаться только с тобой, потому что твоя жена меня оскорбила!» Вот так вот, оказывается... Я только рассмеялась, когда Кошак передал мне её слова. Сама ведь нарвалась, а еще жалуется! Она теперь всё с Кошаком общалась, Андрюха то, Андрюха это! Меня так бесило, что он контактировал с моими злейшими врагами, просто жуть. Он иногда и с мужиком выходил курить на лестничную клетку. Видел, что я их не переваривала, но говорил, что и так с ними не общается, разве только по делу. Но я же не слепая. Я, мол, не хочу ни с кем ссориться, мне надоели эти скандалы - говорит. Но разве так можно! Я говорила, что не хочу, чтобы мой близкий человек общался с моими злейшими врагами. Кошак меня успокаивал, обещал не разговаривать с ними, но так и не мог понять до конца, почему я схожу с ума от ненависти к ним…

А тут новая беда – на телефонной станции откуда-то узнали, что у нас в квартире стоит АОН, и велели доплачивать. Ну да ладно, пошли мы с мужем на телефонную станцию, хотели узнать, сколько нужно денег за это доплатить и какие подписать бумаги, чтобы зарегистрировать АОН. На станции нам сказали, что раз у нас коммунальная квартира, то АОН можно зарегистрировать только с согласия соседей. Я когда это услышала, то просто взвыла. Будь они прокляты эти соседи! Наверное, это они настучали на нас, 99\%! Да и не только я придерживалась такого мнения, даже Кошак так думал, его мама и мои родные. Боже, что за наказание, - думаю. А Кошак спокойненько так себя ведет, снять АОН, значит снять, а то телефон отключат. Но чтобы отвоевать телефон назло соседям ему и в голову не приходит. Я бы не стала АОН снимать, пусть бы телефон вообще отключили. Тогда бы соседи, прежде всего себе плохо сделали, а я бы мобильником пользовалась. Зато, какой кайф – соседей обломать! Собрались бы они снова городской включить, ради бога, но только АОН, я всё равно опять включу! Ничего, отвоевали бы своё. Пусть со скандалами, но, а как иначе? За свои права бороться надо, а если вот так сидеть как Кошак, то в тряпку превратишься. Получается, что соседи нас подвинули, а Кошаку плевать. Он у нас миролюбивый такой, скандалов не любит, драться не умеет. Конечно, проще уж у жены телефон отобрать и дело с концом.

Моя беда в том, что если бы я начала бороться одна, то я бы ссорилась не только с соседями, но и с мужем. С ним не хочу ссориться, и так всё время, мягко говоря, отношения выясняем, а этим только всё разрушаешь. Почему, почему я одна вынуждена тихо ненавидеть этих мерзких людишек и отказываться от последнего удобства в этом убогом жилище??

Дни шли за днями, но ничего не менялось. Ненависть моя то чуть-чуть затихала (тогда я даже становилась счастливее), то вспыхивала вновь с удвоенной силой. А тут ещё сын мужика – Женя начал чудить: ходил в ванную переодеваться, а дверь на щеколду не закрывал. Как-то раз пошла туда, дверь дернула на себя, а она открытой оказалась: я и увидела этого Женю с голыми причиндалами. Он скорее достоинство руками прикрыл, и дверь на себя дернул! Ну ладно, просто забыл закрыть. Все закрывают, а он отвлекся, всё бывает… Так если бы один раз забыл, а то примерно через 3 дня я опять на него в этой ванной напоролась, где он нагишом стоял! Спрашивается, ну если тебе нравится себя показывать, зачем тогда дверь резко на себя дергать, когда я захожу? Стучаться в собственную ванную я не привыкла, там есть щеколда - закрывайтесь, пожалуйста, если нет желания всем стриптиз показывать.

В общем, в конце концов, нормальные отношения у меня сложились только с Мишей, сыном этой Наташки. Мы с ним здоровались, разговаривали, играли в карты, в мячик, пекли блины, угощали друг друга сладким. Из всей этой семьи мальчишка оказался самым приятным человеком. Он мне рассказывал, что дядя Гена очень груб с ним, частенько бил его ремнем и даже ногами. Мамаша, как известно, тоже постоянно орала на него и наказывала тем же ремнем. Когда я это услышала, то ещё сильней возненавидела этих гадов. Они ещё и над ребёнком издеваются! Он и так худенький такой, выглядит забитым, когда находится дома с мамой или отчимом... И этот мужик ещё его и бьет, не являясь ему даже отцом. Так, дядька приблудный. Миша сказал, что когда вырастет, он этого дядю Гену убьет. Я бы его сейчас убила, честно, и, если бы он куда-нибудь исчез вместе со своей кобылой Наташей, я бы только радовалась! В общем, Миша мне нравился, и я очень сочувствовала, что ему так не повезло с родителями. Иногда я думала пожаловаться в милицию на жестокое обращение с ребенком, но не решалась. Думала, может, наврежу ему этим, да и что эта милиция сделать может…

Так дни текли за днями, по утрам, собираясь на работу, я нет-нет да слышала Наташкины визги, плач Мишки и удары ремня. Не знаю, духу вмешаться не хватало, только Кошак иной раз ей говорил: «Не надоело тебе ещё скандалить, ребенка мучить?» На что она зло бурчала в ответ и проходила мимо. Не раз я слышала, как по телефону эта Наташка обсуждала и меня и Кошака, какие мы гады, малолетки, ничего не делаем и т.п. И Миша рассказывал, что когда нас нет дома, родители говорят между собой о нас много нехорошего.

Как-то раз я дала объявление в Интернете о поиске новой работы секретарем. Звонков было много и как-то днем меня пригласили на собеседование. Не было меня целый день, вечером приезжаю, раздеваюсь в коридоре, и тут эта Наташка выскакивает из своей комнаты:

- Тебя что, в лесу воспитывали? Даёшь объявление в газету, а сама уходишь на целый день! Могла бы меня предупредить, что тебе столько народу звонить будет!
- А почему это я тебя должна предупреждать? От того, что ты будешь в курсе, звонить меньше не станут! - говорю. Вот придурошная баба-то, думаю. Ну везде влезет! Как же она меня достала. Убила бы на месте.

Однажды был случай, который я запомню на всю жизнь. Он принес мне столько слёз, обиды, злости и ненависти, впоследствии я даже совершила непростительный поступок, в общем, заработала целый букет отрицательных эмоций. Незадолго до этого мы помирились с мужем после серьёзной ссоры, и я дала ему обещание не устраивать истерики, забить на ненависть к соседям и жить нормальной спокойной жизнью. И вот, как будто назло жизнь тут же начала меня проверять на выдержку. Однажды утром я была в ванной и услышала голоса на кухне:

- Так, Андрей, почему плита до сих пор не вымыта? Я что, должен всегда напоминать? – Дальше мужик выразился нецензурной бранью и продолжил: Почему у вас опять АОН включен? Вам что, непонятно сказано, чтоб его не было!

- Ладно, ладно, Ген, разберемся, вымоем, - ответил Кошак.

Я хлопнула дверью и громко выругалась, нарочно, чтобы мужик услышал: «Черт подери, всякие там ещё будут указывать, что делать!» Затем в комнату зашел Кошак, я не сдержалась и понесла на него:

- Ты что, совсем? Зачем ты позволяешь ему так с собой разговаривать?? Ты себя не уважаешь, подчиняться какому-то соседу, терпеть такой тон!
- Хватит, Силя! Не хочу ни с кем скандалить, надоело. Вымоешь сегодня плиту?
- Вымою, когда захочу. Я не собачка в отличие от тебя! Нравится тебе подчиняться всяким уродам ради того, чтобы только не ссориться - пожалуйста! Это не достойно уважения!

В общем, поругались мы из-за этого не слабо. Но дальше было хуже – Кошак выбежал из комнаты и спустя минуту, я услышала голоса, доносившиеся из коридора, принадлежавшие соседу и Кошаку. Выйдя туда, я увидела картину: Кошак находился около входной двери, а мужик, загородив проход, стоял напротив него и угрожал:

- Если ты немедленно не вымоешь плиту, я тебя изобью! – (Это я перевожу на русский язык). – А эту твою… вообще домой не пущу.
-Как это не пустишь? – вымолвил Кошак.

И тут я решила подать голос. Сердце у меня бешено колотилось, я просто хотела этого мужика избить до полусмерти.
- Что здесь за разборки? Со мной боишься разговаривать? – сказала я мужику.
- Да я вообще не хочу с тобой разговаривать! Собирай свои вещи и уматывай отсюда! – ответил сосед (его слова я опять перевела с матерного на русский).
- Да пошёл ты! – далее я к нему очень некультурно обратилась.

Мужик убрался на кухню, а я пошла в комнату и горько заплакала. Тут же вошел взвинченный испуганный Кошак, начал мне говорить, что наезд соседа справедлив, что мы должны были давно вымыть плиту, что я совсем помешалась на ненависти, чтобы я помирилась с соседями, иначе он всего этого не выдержит и сбежит. Выслушивать это было невозможно, и я просто плакала от бессилия и непонимания. Кошак же пошёл мыть плиту. У меня в голове не укладывалось, моя душа кричала, меня рвало на части от невыносимой боли и обиды. Ну почему у меня муж такой трус? Почему он ведет себя как тряпка? Неужели ему нужен мир такой ценой?! Ценой принятия унижений! Этот сосед унизил его, меня, а что сделал Кошак? Сказал, что Генка прав, и пошел мыть плиту. Он совсем не уважает себя, мне стыдно за такого мужа. Это позор, позор! Настоящий мужик дал бы этому соседу в морду за такой тон и выражения. Но нет, Кошак не мужик. Порой мне кажется, что он какой-то проповедник. Злом на зло не отвечает, терпит оскорбления. Может, это и по-божески, но мне никогда не понять этого.

Тяжело принять характер и мысли другого человека, но никогда не думала, что настолько. Я пыталась понять, почему он так себя ведет, но не смогла. Да, ему надоели скандалы, надоела атмосфера ненависти, ругань, вражда, мои истерики. Он хочет жить в мире любой ценой. Даже ценой унижений. Ему нужен мир и покой, только это. Может, жизнь его сломала?.. Его много унижали, били, и он к этому привык? Но я почти ничего об этом не знаю, мне в подробностях мало рассказывали о его жизни. И он не рассказывал, о таком не захочешь говорить, понятное дело. А я же была человеком мстительным, злопамятным, не прощающим обиды. Поэтому если меня не защитил муж, я сама за себя отомщу. Этот Генка пожалеет, что посмел так со мной разговаривать и унижать в присутствии мужа. Кто он такой, чтобы грозить не пускать на порог дома и выгонять отсюда? Ненавижу его! В мыслях я представляла его в смертельной агонии, желала ему всяческих несчастий. Не было у меня поддержки мужа, я была совсем одна, поэтому и бесилась от злобы.

Как-то раз я пришла домой под вечер, из соседей никого не было. Уже давно я проследила, куда они прячут ключи от комнат, и удивлялась, зачем же они хранят их в квартире, не берут с собой? Я заперла уличную дверь и оставила ключ изнутри, а сама проникла в соседскую комнату. «Нужно что-нибудь сделать, чтобы навредить этому мужику и его бабе!» - мысль о мести не оставляла меня в покое. Я стала лазить по ящикам, нашла деньги и решила их украсть. Взяла компьютерный диск, надеясь, что на нем записаны важные для них данные и ушла. На всякий случай вытерла все ручки, к которым прикасалась, заперла дверь и спрятала ключ на место.

Не успела я продумать, как всё это обернётся… Вечером пришли соседи и вскоре же обнаружили пропажу. Денег я взяла не очень много, но они всё равно заметили. Были крики, а затем случилось страшное. Из ванной комнаты, где я находилась в тот момент, доносился Мишин плач и последующий звук хлыста. Сначала его била Наташка. «Где деньги?» – орала она. «Я не брал» - рыдал Миша, за этим слышался следующий удар. «Не ври!» - визжала она и лупила его снова и снова. Каждый удар предназначался мне, я чувствовала, как будто меня тоже бьют. Затем за дело взялся Генка. Боюсь, он избивал его ногами. А я всё это время сидела в ванной комнате, прижавшись к стене, и меня била мелкая дрожь.

Я отомстила…Только кому? Невинному ребенку, который в этом доме единственный заслуживал моей симпатии?! Что же это такое, моя месть обернулась против меня. Те, кому я хотела отомстить, практически не пострадали. Досталось тому, кого я вообще не хотела трогать. Чувствовала себя погано, хотела пойти в церковь, исповедоваться. Такого греха я себе не могла простить. Хоть я и не особо верующая, но осознаю, что грехи были на протяжении всей моей жизни, не бывает безгрешных людей. Правда, грех греху рознь. Этот мой поступок просто непростителен, я могла подумать, что пропажу денег и диска свалят на Мишу. Но мой разум затмила ненависть к соседям, я не отдавала себе отчета в поступках.

После этого случая, я ещё больше их возненавидела и никуда от этого чувства не деться. Оно будет то слабеть, то разгораться с новой силой. Одно знаю точно – мириться и искать с ними общий язык уже поздно, да и гордость не позволит подойти к ним и поговорить нормально после всего, что произошло. Кошак может сделать это, но его они тоже не жалуют, хотя и общаются по бытовым вопросам с ним, а не со мной.

Поздно, назад пути нет. Будем жить во вражде до того, как переедем из этой коммунальной дыры. Только когда это случиться? Сколько ещё здоровья я потеряю и нервов, если случаи, подобные выше описанным, происходят регулярно? Когда нет возможности даже замочить бельё в ванной? Вернее есть, но Наташке может в этот момент приспичить искупать сына или самой вымыться. И ей немедленно нужно освободить в ванну. Если этого не происходит, она хватает бельё и несёт выбрасывать его в форточку. Я перехватила её, когда она распахивала окно, назвала похабным словом и снова у нас был скандал. Жаль, что я не сообразила тогда отхлестать её этим бельём по щекам.

Кто виноват, что всё это происходит – скандалы и ненависть? Кто не работал над тем, чтобы сложились нормальные соседские отношения? Я, не приспособленная жить в такой среде? Мой муж, который не может «стукнуть кулаком по столу» и прекратить все эти ссоры? Он не сдержал своего обещания мыть места общего пользования. Я, как известно, зареклась к ним прикасаться, сказав, что за пределами комнаты убираться не стану, и объяснила причину. А соседи - люди чистоплотные, для них важно, чтобы мы убирались в квартире.

Или это они виноваты в том, что с первого же недопонимания начали грубить, жаловаться и не поговорили с нами по-хорошему, когда ещё не было сильной неприязни друг к другу и ужасных конфликтов? Если вспомнить, то они ни разу не говорили с нами о своих претензиях по нормальному: Наташка в разговоре со мной стала повышать голос, а её супруг сразу позвонил матери моего мужа и начал говорить всякую дрянь. Этим они меня тут же настроили против себя, а если я начинаю кого-то недолюбливать, то это, как правило, навсегда. Если бы соседи вместо того, чтобы орать и клеветать позвали бы нас, допустим, на кухню, на совет, и спокойно бы объявили о своих претензиях, я что, отказалась бы убираться?! Воспылала бы ненавистью за справедливые слова? Конечно нет, я сама очень даже люблю чистоту и в нашей комнате всегда порядок. Но не переношу, когда правоту начинают доказывать на повышенных тонах с несправедливыми упреками и клеветой. Конечно же, мы сами сразу должны были сообразить, что раз здесь живем, то должны убираться. Поначалу-то я мыла полы, (до первого наезда соседки), только дома никого не было, и они не видели, как я убиралась. А Наташка начала говорить, что мы вообще ничего не делаем. В общем, можно сказать, что есть и их вина в том, что у нас такие отношения.

С другой стороны, если бы я не была такой ершистой, непокорной, обидчивой и мстительной, то сейчас всё было бы нормально? Или если бы мы с Кошаком были заодно, ненавидели соседей вместе, то мне было бы легче, потому что с поддержкой всегда лучше? Всё так сложно, уже нет сил анализировать всю эту ситуацию… Итог один – вести вражду дальше или забыть о мести и молча терпеть их нападки.

Может, мне начать убираться самой? Тогда, наверное, не будет скандалов? Но из-за соседей у нас теперь нет определителя... Ещё я никогда не забуду оскорбительного тона этого мужика и его «возлюбленной».

Говорят, надо уметь прощать, но у меня с этим туго. Я не имею в виду не слишком серьезные ситуации, когда обидчик передо мной извинился и заметно, что он раскаялся. Тогда я могу простить и продолжать нормально с ним общаться. Но обид, нанесенных мне без раскаяния, не прощаю. Таковых было не слишком много, в принципе, но я помню всё и при случае обязательно поквитаюсь.

Таким образом думаю, что если я не почувствую долю своей вины в сложившихся отношениях с соседями, не прощу их за промахи и обиды, нам никогда не удастся мирно сосуществовать. Видимо, придется принять это как факт, попытаться пережить этот сложный период и надеяться на лучшие времена.

Сильвия Мендес